Заключение
Страница 1

Подводя итог вышесказанному, хочется сказать, что в смутное время начала 90-х годов, Единственной альтернативой были идеи "демократов", "диссидентов", "правозащитников". Не было сформулированной программы, не было чёткого общего видения будущего, но были хотя бы вопросы к прошлому и настоящему. "Национальная" альтернатива, по сути, не была таковою, поскольку оказалась уже давно освоена властью. В отличие от других республик, российское демократическое движение не было национально-освободительным – и это была удача для России. Борис Ельцин шёл "по партийной линии" с 1968 года, при нём в Свердловской области сажали по антисоветской 70-й и клеветнической 190-й "прим" статьям, при нём снесли "Дом особого назначения". Но ведь и Александр Яковлев руководил в шестидесятых идеологическим отделом ЦК, курировал диссидентские процессы. Что не помешало ему стать "прорабом перестройки". Их сходные судьбы – свидетельство того, что человек может меняться.

Но дальше начинаются различия. Мало кто помнит, что зимой 1988-1989 годов Борис Николаевич поначалу отнюдь не посягал на лидерство в "демократическом движении". Да, он был готов выставить себя на выборах народных депутатов СССР – но в своём "медвежьем углу", в Раменском округе. Как это непохоже на решительного вождя верхом на танке . Мало кто помнит, что и в самом "демократическом движении" сомневались – а стоит ли ставить на бывшего партийного секретаря? А ведь в итоге именно московские академические интеллектуалы убедили тогда Ельцина: страна видит в нём лидера. Он может и должен выдвигаться по Москве, и он победит. Мало кто помнит обстановку в предвыборном штабе Ельцина в ночь с 26 на 27 марта 1989-го – ожидание . усталость . победа! Маятник российской истории качнулся к свободе, сметая на пути то, что казалось прочным и незыблемым. Трудно было почувствовать это движение. Куда труднее – войти в резонанс. Совсем нелегко – не утратить эту связь.

Прошло чуть более года, и в декабре 1992-го Борис Николаевич "сдал" Егора Гайдара новой оппозиции, своей вчерашней опоре – Съезду народных депутатов. Тогда же из Останкино убрали другого Егора – Яковлева. После того, как последний попытался объективно освещать кровавый осетино-ингушский конфликт, а первый остановил начавшееся под прикрытием этого конфликта выдвижение войск на Чечню. С той ли осени время поменяло направление или раньше? Стало ощутимо возвратное движение маятника: Москва-93, Грозный-94, Будённовск-95, Первомайское-96, далее везде… Чтобы подвести итог вышесказанному нужно попытаться структурировать эпоху правления Бориса Николаевича Ельцина.

До 1991 года Ельцин – лидер надежд. Он был единственной фигурой, которая противостояла консервативным веяниям в так называемом центре. Было и его покаяние 1987 года, но в целом он олицетворял реформы. Хотя этот термин неправильный, потому что речь шла о революции. Другое дело, что она была бескровной, не гражданской войной, но революцией в историческом смысле.

Лидером надежд Ельцин оставался до зимы 1992 года, когда началась либерализация, отпуск цен. Для граждан это было шоком, и он стал терять популярность; гиперинфляция, криминальные разборки – жизнь коренным образом изменилась. И хотя уже к маю в магазинах появились товары, это всё равно не могло компенсировать потерю вкладов, мгновенное обесценивание денег и прочее. Потом начинается этап длящейся неопределённости, когда нет уже Советского Союза и у Ельцина вместо Горбачёва появляются новые оппоненты: депутатский корпус вообще и «красная» оппозиция, которой удалось захватить новые посты. Вопрос стоял так: будет ли ход событий повёрнут назад, причём в довольно репрессивном виде? И этот период заканчивается декабрём 1992 года.

В моральном смысле у Ельцина было ещё меньше поддержки, всеобщее вдохновение почти ушло. И тут начинается третий этап – рутинного выстраивания новой государственности. Если судить по текстам посланий того времени, то всё что сегодня говорится об укреплении государства, тогда имело более чем прикладной смысл. Потому что все прекрасно видели, что слабое государство не может нормально выполнять все свои функции. Но тут происходит трагическая ошибка или недосмотр. Первую скрипку в государстве в этот период играют те, кто отвечает за экономику, и цели соответственно ставятся такие: мы должны провести экономические реформы, приватизацию, укрепить рубль, побороть инфляцию. Это всё правильные вещи, но в это время политической элите было не до государственности. С начала 1994 года и далее государственность всё более рыхлеет и мельчает, становится аморфной, отсюда появляется сепаратизм либо на словах, либо на деле, как в Чечне. И всё это от того, что государство не было сцементировано как общность, как целостность, а в этой ситуации даже экономические реформы оборачиваются своей злой и темной стороной.

Страницы: 1 2 3


Другие публикации:

Понятие и сущность авторитаризма
Авторитаризм обычно характеризуется как тип режима, который занимает промежуточное положение между тоталитаризмом и демократией. Однако подобная характеристика не указывает на сущностные признаки явления в целом, даже если четко вычленить ...

Генезис межамериканской системы взаимоотношений
Термин «межамериканская система» традиционно употребляется для обозначения главным образом военно-политического союза американских государств – Панамериканского союза (ПАС), который был основан по инициативе США на Международной конференц ...

Формирование судебной власти.
Судьи Конституционного Суда РФ, Верховного Суда РФ, Высшего Арбитражного Суда РФ назначаются Советом Федерации по представлению Президента РФ, а судьи других федеральных судов - Президентом РФ в установленном порядке. В процессе наделения ...