Исламские проекты в контексте социально-политического развития
Страница 2

Политические публикации » Исламские проекты в контексте социально-политического развития

События 90 гг. прошлого века породили и другую форму влияния ислама не только на жизнь сообщества верующих, но и на социально-политическую ситуацию в регионе в целом. Речь идет о феномене так называемого «ваххабизма», или, что будет более корректным «северокавказского ваххабизма» . «Ваххабизм» на Юге России окончательно оформляется к середине 90 гг. прошлого века как синтез наиболее радикальных религиозных групп, стоявших на позициях фундаменталистской идеологии, а также некоторой части сторонников радикального национализма и даже представителей криминального мира. Его особенностью стало стремление навязать обществу модель «исламского государства» на основе жесткого, вплоть до вооруженного подавления инакомыслия. Для «ваххабизма» характерно стремление игнорировать и даже преследовать локальные особенности ислама, нетерпимое отношение к неисламским традициям. В политическом процессе «ваххабиты» отвергали существующую политическую систему. В противовес ей, ими была предпринята попытка создать альтернативную государственной систему джамаатов, связанных на основе «исламских» норм управления. Существенной частью «ваххабизма» стала тесная связь с радикальными исламистскими организациями за рубежом, вплоть до деклараций о создании исламской уммы, как политического надгосударственного института. Наибольшее развитие этот процесс получил в Чечне в 1996-1999г., где «ваххабиты» добились существенного влияния на власти так называемой Ичкерии и предприняли определенные шаги по созданию в Чечне «исламского» государства. После начала в 1999г. на Северном Кавказе контртеррористической операции «ваххабитский проект» во многом потерял актуальность, хотя было бы неверным говорить о том, что проблема близка к разрешению. Как показывает анализ текущей обстановки в округе, «ваххабизм», несмотря на нанесенный ему урон, не только не оставил своих позиций, и имеет тенденцию к распространению. В Дагестане, только по официальным данным в настоящее время насчитывается до двух тысяч его сторонников, однако, согласно экспертным оценкам, их более восьми тысяч. Проблема «ваххабизма» до сегодняшнего дня не решена в Чечне. Здесь у них остаются сторонники, как в самой республике, так и за ее пределами. Остались зарубежные спонсоры, а также основная социальная база - целое поколение молодежи, выросшее после 1991 года. В настоящее время в республике действуют до полутора тысяч активных «ваххабитов». Приверженцы «ваххабизма» начали активно проявлять себя в Адыгее, Ингушетии, Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии. Места сосредоточения «ваххабитов» в КБР – Баксанский и Эльбрусский районы. Общее их количество – около 500 человек. В Карачаево-Черкесии это Карачаевский, Малокарачаевский и Зеленчукский районы. Общее количество членов джамаатов – 300 человек, из них, более 80 - члены незаконных вооруженных формирований, участвовавшие в боевых действиях в Чечне.

«Северокавказский ваххабизм» проявивший себя как деструктивная политическая сила, которая привела к росту религиозной нетерпимости и обострению ситуации в регионе, не имеет оправданных перспектив к дальнейшему существованию. Он осуждается как со стороны религиозных деятелей, так и в оценках широких кругов общественности, как сила связанная с международным терроризмом и сепаратистскими группировками. Вместе с тем, «ваххабизм» представляет частное, специфическое проявление салафитской традиции , реализуемое на практике в форме экстремизма и терроризма. Поэтому на современном этапе представляется важным избежать смешения исламского радикализма с экстремизмом и терроризмом. Непосредственно на региональном уровне на это указывает ряд тенденций, проявившихся в жизни исламского сообщества региона. Во-первых, это череда внутренних конфликтов в местных муфтиятах, вызванных несогласием части мусульман, прежде всего, молодежи, с политикой традиционных духовных лидеров. Подобные инциденты имеют место в Республике Северная Осетия-Алания, Ростовской и Астраханской областях, а также в отчасти в Краснодарском крае. Кроме того, значительное влияние на внутриконфессиональные отношения оказывает количественный рост мусульманского населения, прежде всего, за счет интенсивной миграции. Причем мигранты-мусульмане зачастую не вливаются в существующие исламские структуры, а, как правило, создают обособленные общины со своим духовенством и лидерами. Подобные факты отмечены в Астраханской, Волгоградской областях и в Краснодарском крае. На общую ситуацию в ряде субъектов Южного федерального округа оказывает влияние настороженное отношение значительной части населения к исламу, рост мусульманского населения порождает опасения «исламской угрозы». Несмотря на конструктивные отношения большинства официальных духовных лидеров с местными властями часто инициативы мусульманских общин, касающиеся, как правило, возвращения или строительства культовых зданий и проведения религиозных обрядов, в ряде регионов наталкиваются на недовольство со стороны населения. Следует отметить, что в настоящее время на данном направлении работа органов власти недостаточно эффективна. В результате юридической экспертизы, проведенной территориальными органами Минюста РФ, ряд местных законов регулирующих религиозные вопросы признан противоречащим Конституции РФ и федеральному законодательству . Подобные факты имеют место в Дагестане, Калмыкии, Волгоградской области, Карачаево-Черкесии и Северной Осетии. Кроме того, в настоящее время нет четкой системы организации соответствующих структур органов исполнительной власти в субъектах Федерации, соответствующих политической ситуации. Вследствие этого, в большинстве субъектов ЮФО не отработаны достаточно эффективные механизмы взаимодействия с религиозными объединениями. Всё это чревато потерей контроля над процессами, происходящими внутри религиозных общин, что зачастую выливается в социальные проблемы, которые имеют конфессиональный аспект.

Страницы: 1 2 3 4 5


Другие публикации:

Место политической науки в системе социальных и гуманитарных наук
Мир политического переплетается с историей, культурой, сферой экономики, социальными феноменами. Поэтому не случайно, что на его изучение претендуют и другие социально-гуманитарные дисциплины. Политологам приходится постоянно соперничать ...

Коммунизм
Коммунизм — необходимый этап закономерного развития общества. Степень развития производительных сил определяет ступень, до которой могут развиться общественные отношения. По мере развития производительных сил общество получает все больше ...

Эволюционная теория демократии
Само существование демократических политических систем в определённом смысле удивительно, это – почти что чудо. Если мы посмотрим на ранние фазы человеческой истории, то ничего похожего на демократические системы мы там не найдём – сплош ...