Политические партии США в институтах власти и общества
Страница 2

Политические публикации » Политические партии современных государств » Политические партии США в институтах власти и общества

При этом, как пишет российский американист В.В. Согрин, обе партии придерживаются сложившихся ещё в первые годы существования двухпартийности негласных принципов консенсуса, преемственности и альтернативности. Консенсус подразумевает безоговорочное принятие обеими партиями основ американского общества (частная собственность, принцип разделения властей, федерализм, республиканизм и политический плюрализм). Преемственность и альтернативность предполагают принятие наследия предыдущей правящей партии, и одновременное выдвижение собственной программы новых действий [18, 54].

Согласие с базовыми принципами существующей системы приводит к тому, что основной задачей партии видят поддержание, развитие и усовершенствование данной системы. Это нередко приводит к тому, что крупные реформаторские идеи перетекают от одной партии к другой. Идея как будто проходит цикл проверки и доработки: рождается в партии, контролирующей властные структуры и пытающейся её реализовать, затем перехватывается оппозиционной партией, а далее с её приходом к власти совершенствуется и начинает давать свои результаты.

Идейное многообразие Демократической и Республиканской партий позволяет им вбирать в себя различные течения, появляющиеся в обществе, что во многом объясняет отсутствие постоянной третьей партии в США. На протяжении всего времени существования двухпартийной системы ни одна третья партия не победила на президентских выборах. При этом доминирование двух основных партий не исключало существование третьих партий. Напротив, их всегда было много и спектр достаточно широк – от немалого числа независимых партий, Партии зеленых до христианской, социалистической, либеральной, коммунистической и даже фашистской партии. В большинстве своём они появлялись в период резкого обострения какой-либо отдельной проблемы или в результате активной деятельности сильного политика, недовольного своим положением в рамках одной из основных партий.

До сих пор третьи партии существуют как неизбежные попутчики демократов и республиканцев, ими же и порожденные. Они возникают по случаю и также исчезают, сменяя друг друга на политической арене, но за недолгий период своего существования они могут оказать значительное влияние на две основные партии.

Между тем две главные партии не в полной мере контролируют электоральный процесс, оставляя, таким образом, некоторые возможности для третьих сил проявить себя. В президентской кампании их соперниками часто выступают своего рода временные коалиции, созданные под выборы конкретного кандидата, добивающегося иногда неплохих результатов. Особенно ярко эта тенденция проявилась в XX веке: пять независимых кандидатов на президентских выборах получали значительное число голосов. Так, в 1912 г. Т. Рузвельт набрал 27,4% голосов как кандидат созданной им же Прогрессистской партии. В 1924 г. сенатор от Висконсина Р. Лафоллетт набрал 16,6% голосов, представляя то же движение. Губернатор Алабамы демократ Дж. Уоллес в 1968 г. получил 13,5% голосов, создав Американскую независимую партию. В 1980 г. конгрессмен-республиканец от Иллинойса Дж. Андерсон набрал 6,6% голосов (после того как ему не удалось выдвинуться от Республиканской партии) и создал независимую партию Национальное единство. И, наконец, в 1992 г. техасский миллиардер Р. Перо, призывая к борьбе с чрезмерными государственными расходами, бюрократией, привлёк к себе как либеральных, так и консервативных избирателей и завоевал на выборах 18,9% голосов [18, 57].

Желание обозначить своё место на политической арене стало одной из центральных функций политических объединений и независимых партий, которые, не добиваясь значительных успехов, оставаясь в тени, тем не менее, продолжают дополнять двухпартийность. В её основе лежит одномандатная мажоритарная избирательная система. В условиях, когда каждое из оспариваемых на выборах в Конгресс или законодательные собрания штатов мест отдаётся кандидату, набравшему наибольшее число голосов, почти неизбежно побеждает республиканец или демократ. На президентских выборах этот принцип обеспечивается разделением голосов избирателей и выборщиков.

Одним из примеров такого влияния можно назвать историю Популистской партии, бывшей одной из первых партий радикально-демократического движения 1950-х годов. Эта фермерская политическая партия была создана в 1891 г. и выступала с радикальными предложениями демократизации политической системы, многие из которых нашли своё место в программе Демократической партии и получили законодательное воплощение: прямые выборы сенаторов, вице-президента и президента, право законодательной инициативы народа, право на отзыв конгрессменов и судей. В 1892 г. Популистская партия набрала более миллиона голосов избирателей, а в 1896 г. перестала представлять собой самостоятельную политическую силу [18, 58].

Страницы: 1 2 3


Другие публикации:

Современные геополитические теории и школы Запада. «Гуманизированная» геополитика силы в теории З. Бжезинского
Мондиалистский проект, разрабатываемый и проводимый в период холодной войны, не был однороден. Существовали две его основные версии, которые, различаясь по методам, должны были теоретически привести к одной и той же цели. Первая, наиболе ...

Политика Б.Н. Ельцина внутри страны в 1991-1999 годы. Россия в эпоху первого президентства Ельцина
После августовских событий 1991 г., которые привели к полному падению авторитета союзных властей, а затем и к демонтажу СССР, Ельцин, избранный еще в июне 1991 г. президентом России, получил возможность самостоятельно определять стратегию ...

Кавелин Константин Дмитриевич (1818-1885)
Русский историк, правовед и социолог, публицист. Окончил юридический факультет Московского университета. В 1857-1861 профессор Петербургского университета. В 1840-е был близок Т.Н.Грановскому, А.И.Герцену и занимал западнические позиции. ...