Глава IV
Страница 3

Отдельную проблему представляет и сложившаяся сегодня система международных отношений. Не существует авторитета - персонифицированного (организации) либо деперсонифицированного (закона), признаваемого всеми участниками процесса. Международное право только называется правом, а является скорее нормативами, легко игнорируемыми эгоистичными государствами. Чтобы реально требовать чего-то от развитых стран, правительства бедных стран должны согласиться с относительностью принципа суверенитета. Но этого как раз и не происходит, потому что все знают, что источником бедности этих стран на 90% являются их правительства, и борьба с бедностью, если заниматься ею всерьез, должна начаться с отстранения их от власти. Даже наднациональные (или межнациональные) структуры, которые могут быть созданы вместо ООН, немедленно будут объявлены агентами богатых стран.

С другой стороны, субъектами международных отношений являются правительства - организации более чем эгоистические, в то время как проблема, которую они пытаются освоить, имеет надгосударственный характер. Эффекты глобализации не удастся смягчить путем международной кооперации именно в силу эгоизма всех без исключения правительств.

Если вся политика глобализации действует позитивно только для богатых стран, в том числе в какой-то мере ограничивая суверенитет бедных государств, то мне все больше кажется что это как бы новых подвид колонизации бедных стран богатыми с целью всевозможного использования последними бедных государств.

В этом и состоит сегодня главная суть противоборства между Западом и Незападом. Незапад, то есть страны догоняющего развития, не хочет интегрироваться на второстепенных и подчиненных ролях, и в этом противоборстве он использует свое главное оружие – национальное государство.

Именно оно противоборствует сегодня западному варианту глобализации и универсализации, и именно оно может помочь Незападу равноправно интегрироваться в мировое хозяйство, полноценно участвовать в процессе глобализации, но не сразу и не прямо, а через переходный период, в течение которого оно будет регулировать взаимосвязи с Западом и сдерживать негативные тенденции западного варианта глобализации.

Очевидно, Запад не хочет реализации Незападом модели догоняющего развития. Он навязывает свою модель потому, что она не подходит для местных условий и для успешных попыток «догнать», для достижения экономического равенства (не идентичности, а именно равенства при сохранении национальной специфики), так как в рамках западной модели Запад всегда будет сохранять свое преимущество. И как раз на это фактически направлены все основные рекомендации МБРР и МВФ, выдвижение ими на первый план не структурной перестройки всего общественно-производственного организма в странах Незапада, а макроэкономической стабилизации, структурной (финансовой) адаптации, максимальной открытости экономики.

Эти рекомендации фактически блокируют догоняющее развитие стран Незапада и способствуют сохранению их в рамках асимметричной интеграции. С завершением биполярного противостояния «двух систем» и развалом СССР арсенал международных финансовых организаций пополнился еще одним оружием – увязкой официальной помощи развитию с переходом стран к демократии. И вопреки очевидной, бьющей в глаза неготовности абсолютного большинства развивающихся стран к демократии. Но энтузиазм по поводу всеобщего перехода к демократии был кратковременным. Практически во всех африканских странах, которых буквально вынудили «ввести» демократические формы правления, вскоре последовала дестабилизация политической ситуации и резко ухудшилось экономическое положение, усилилась тенденция их маргинализации.

Рассмотрев и проанализировав лишь некоторые факты, свидетельствующие о неоднозначности и противоречивости глобализации (существует и множество иных проблем, не упомянутых выше), можно сделать следующий вывод. Конечно, на данный момент модель современного однополюсного мира свидетельствует о том, что Запад в лице Америки предстал перед миром в облике несомненного лидера во всех областях – экономике, технологиях, военной мощи и прочих, а также как своего рода проектант формируемой мировой политики. Можно констатировать, что в настоящий момент действительно нет ни одной страны или сложившейся группировки государств – «центров силы», которые были бы хоть в какой-то мере сопоставимы с нынешним мегаполюсом. Вследствие этого в мире закрепилось очевидное неравенство, которое в свою очередь порождает стремление преодолеть это неравенство со стороны «ущемленных». Как проявляется это стремление?

Страницы: 1 2 3 4


Другие публикации:

Движение Сопротивления в оккупированных странах
Оккупационная политика Германии и Японии вызывала развертывание движения Сопротивления. Он возник во всех оккупированных странах, но размах его был разным. Во главе движения Сопротивления стали социалистические, коммунистические, радикал ...

Предыстория Югославского кризиса. Древняя история
Балканские страны имеют очень сложный национальный состав. Проблемы государств этого региона во многом и связаны с его чрезвычайной национальной пестротой.Проблема Косово и Метохии - один из примеров крайней сложности территориально- нацио ...

Теория бюрократии М. Вебера
Вебер считал бюрократию самым чистым видом легального господства. Но ни одно государство не может быть целиком бюрократическим, на вершине стоит либо монарх, либо президент, либо избранные лидеры. Значительной заслугой Вебера является фо ...