Такая же «цветная революция»?

«Революцию тюльпанов» принято ставить в один ряд с другими «цветными революциями» – с «революцией роз» в Грузии и «оранжевой революцией» на Украине. И действительно, между событиями в Грузии и Украине и «революцией тюльпанов», на первый взгляд, есть довольно много общего. Это, прежде всего, выдвинутые вышедшими на улицы демонстрантами требования демократизации политической жизни и глубоких экономических реформ, направленные против коррумпированных режимов, состоявших в основном из представителей бывшей советской партхозноменклатуры, связанных с различными олигархическими кланами.

Даже непосредственный повод для начала народных выступлений у всех трех «цветных революций» был практически одним и тем же: протест против фальсификации выборов. В случае Киргизии – парламентских выборов февраля-марта 2005 года. Да и противники коренных социально-политических перемен на постсоветском пространстве, опасавшиеся распространения «оранжевой заразы», как по команде сводили и продолжают сводить весь комплекс сложнейших причин, вызвавших революционные события в трех странах, все к одному и тому же «экспорту революции», подрывной активности ЦРУ и прочих западных спецслужб и якобы связанных с ними неправительственных организаций.

Тем не менее, «революция тюльпанов» при всей внешней схожести с другими «цветными революциями» все-таки практически с самого начала от них принципиально отличалась. Что, безусловно, было вызвано в первую очередь «азиатской» спецификой этой постсоветской страны, неразвитостью ее социально-политической структуры, экономической отсталостью и противоречиями, вызванными неравномерностью развития различных регионов Киргизии. Нельзя не отметить также, что, например, Аскара Акаева, ставшего первым президентом независимого Кыргызстана, никак нельзя отнести к типичным представителям советской партхозноменклатуры. Ученый-физик, долгое время живший вне республики, избранный президентом на относительно свободных выборах, он никак не вписывался в круг бывших первых секретарей, почти автоматически превратившихся после развала СССР в президентов вновь образованных государств. Правда, оказавшись у руля государства, Акаев очень быстро «абсорбировался» традиционной социально-политической средой со всеми вытекающими отсюда последствиями в виде хотя бы все той же клановости-семейственности и практически поголовной коррумпированности. И, тем не менее, при всем его авторитаризме и коррумпированности, режим Акаева, безусловно, являлся самым либеральным в Центральной Азии. Что, кстати, во многом предопределило не слишком жесткую реакцию властей на рост оппозиционных выступлений. Даже тогда, когда они уже приобрели явно «небархатный» характер. Личность самого Акаева, несомненно, характеризуется и тем фактом, что он предпочел отказ от власти ее силовому удержанию путем кровопролития.


Другие публикации:

Социальная основа российского Интернета
За десять лет своего существования российский Интернет в той или иной степени охватил почти всю страну. На середину 2001 г. вся аудитория российского Интернета составила по максимальным оценкам 12,8 млн. человек [Monitoring.ru, 2001], или ...

Основные исламские неправительственные организации. Организация Исламская конференция
В настоящее время успешно функционирует лишь одна подобная организация - организация «Исламская конференция» (ОИК), созданная в 1971 году на Конференции глав государств и правительств мусульманских стран в Рабате (Марокко). Основные цели ...

Марксистская философия
В своих ранних работах Маркс с одной стороны осуждает философию за ее умозрительное сознание, но с другой стороны, настойчиво подчеркивает необходимость воплощения философии в действительность. Так, широко известен 11-й тезис Маркса о Л. ...