Европейская дилемма

Продолжая наш анализ, сосредоточим внимание на так называемой «европейской дилемме»: действительно ли Европа находится под прямым влиянием США? Безусловно, ни с одним другим государством в мире Европа и в особенности Германия не поддерживает столь тесных отношений, как с Соединенными Штатами Америки. Тем не менее нельзя обойти существующую между ними разницу и усиливающиеся разногласия.

Моральный педантизм, пренебрежение общественными школами, постоянно углубляющаяся пропасть между богатыми и бедными, а также многое другое имеют мало общего с европейским взглядом на либеральность и социальное государство[11].

Однако Европа и Америка идут разными путями не только во внутренней политике. Во внешнеполитической сфере различия также становятся все более явными: национальное величие и «second to none» - это те цели и ценности, которыми руководствуется лишь государство с гегемонистскими устремлениями, нарушающее порой нормы международного права, но нарушающее их в ущерб другим, даже при необходимости в ущерб собственным союзникам в Европе.

Глобальные интервенционистские устремления и «power projection» - это те внешнеполитические ориентиры, которые составляют сущность милитаристской супердержавы, но которые совершенно чужды большинству государств Европы. Их последствия простираются от пренебрежения международным судом в Гааге, задолженности перед ООН, безоглядного использования невосстанавливаемых ресурсов и беспощадного загрязнения окружающей среды до почти абсолютного доминирования во множестве международных организаций, таких, как Всемирная торговая организация (ВТО) или Атлантический альянс. Как бы то ни было, подобные политические ориентиры имеют мало общего с гражданской предусмотрительностью и превентивной мирной политикой, которые так необходимы в очагах европейских конфликтов, будь то в Боснии или Косово, на Кипре или в Эгейском море, на Кавказе, в Чечне, Ираке или в других местах, охваченных кризисами или войнами.

Верно и то, что США, как единственная на сегодня супердержава, облажающая почти совершенной системой безопасности. Европа же испытывает настоятельную нужду в такой системе безопасности, которая всерьез и надолго была бы основана на силе права и реализовывала бы его как во внешней сфере, так и прежде всего во внутренней. Подобного уклада в сфере безопасности, уклада, который требует от каждого члена или участника в равной степени вхождения в существующий правопорядок и подчинения ему, до сих пор в Европе или для Европы нет. Недаром бывший госсекретарь США Генри Киссинджер задавался вопросом: «When I want to speak to Europe, whom do I call?», ведь не существует Европы как игрока, действующего (самостоятельно или на равных правах) в сфере политики безопасности. Во времена конфликта между Востоком и Западом Западная Европа делегировала свои требования в сфере политики безопасности напрямую Соединенным Штатам или же НАТО, где США доминировали. США были решением проблемы европейской безопасности. После того как прекратили свое существование Варшавский договор, Советский Союз и система устрашения, существовавшая во времена холодной войны, ничто не изменилось - или изменилось очень мало - в европейской зависимости от американских структур. Бывший советник президента США Збигнев Бжезински дает этому положению вещей точное, пусть и нелицеприятное для европейцев определение: «Просто-напросто Западная и в растущей степени также Центральная Европа остается по большому счету американским протекторатом, чьи союзнические государства напоминают вассалов и данников прошлого»[12].

Продолжающееся в настоящий момент доминирование США в Европе отвечает американским интересам.

Вывод один: США будут руководить Европой, пока это соответствует их национальным интересам. Это законно с точки зрения американцев и удобно для европейцев. Но на этой основе не может быть обеспечен мир и безопасность на долгие времена. Если уж говорить о руководящей власти, то Европе нужна такая сила, которая руководит не ради обслуживания своих национальных интересов, но лишь во имя мира на континенте. Но вот вопрос: а нуждается ли Европа вообще в руководстве? «Европа уже не нуждается в Америке для защиты от противника, поскольку его больше не существует», - формулирует Эгон Бар.[13] Этот анализ точен: с одной стороны, потому, что враг определенно исчез; но и с другой, потому, что Европа ни с экономической, ни с финансовой или военной точек зрения не должна опасаться сравнения с США - были бы европейцы едины.

Очевидно, что Америка впредь является уже не решением, а скорее частью проблемы. Правда, сегодня мир и безопасность в Европе могут быть достигнуты лишь при участии США. Европейцы вряд ли объединятся в рамках единой системы мира и безопасности. Но, пока не объединятся европейцы, Америка сохранит в Европе свое доминантное и даже гегемонистское влияние. И именно США, а не Европа заинтересованы в том, чтобы вновь и вновь замыкать этот заколдованный круг. Если этот круг наконец должен быть разорван, то должно быть нарушено табу: или США войдут в структуру безопасности на принципах верховенства права и будут подчиняться этому праву, или же европейская архитектура безопасности по меньшей мере временно откажется от американского участия.


Другие публикации:

Классические геополитические концепции. Теория А. Мэхена
Отцом-основателем американской геополитики по праву считают адмирала Альфреда Мэхена. Он был не столько ученым, сколько практиком военно-морской стратегии, эффективным политическим деятелем. Его книги - обобщение опыта практической деятел ...

Воспроизводство элиты
Циркуляция и воспроизводство элит. Убыстрение циркуляции российских элит является очевидным фактом. Оно началось еще при правлении М. Горбачева за счет выдвижения наверх многочисленных представителей так называемых предноменклатурных груп ...

Исламские проекты в контексте социально-политического развития
Южный федеральный округ является не только самым многонациональным регионом нашей страны, но и отличается сложной конфессиональной картиной. Здесь зарегистрировано 3275 религиозных организаций . Конфессиональное пространство региона мож ...