Консерватизм в России.
Страница 1

Мы с большей или меньшей степенью отчетливости представляем, как события Отечественной войны 1812 г. (как, впрочем, и те, которые этому году предшествовали, равно как и заграничные походы 1813 – 1814 гг.) повлияли на становление русского радикализма и либерализма в их «декабристской» форме. Между тем, представляется, что события этого периода оказали сильное воздействие и на становление раннего русского консерватизма и обусловили его специфику, которая существенно отличала его от соответственных вариантов французского или английского консерватизма. Для доказательства этого тезиса необходимо обратиться к некоторым аспектам идейно-политической биографии ключевых деятелей консерватизма того периода и проследить, какую роль они сыграли в вышеуказанных событиях.

Наибольшую роль в первое десятилетие XIX века и в 1812 – 1815 гг. в складывающемся консервативном течении играли такие фигуры, как Александр Семенович Шишков, Федор Васильевич Ростопчин, Николай Михайлович Карамзин, Сергей Николаевич Глинка, великая княгиня Екатерина Павловна.

Уже в 1803 г. А. С. Шишков в «Рассуждении о старом и новом слоге российского языка» сформулировал основные постулаты нарождавшегося русского консерватизма: недопустимость подражательства революционным и либеральным западноевропейским образцам; необходимость опоры на собственные традиции (языковые, религиозные, политические, культурные, бытовые (например в одежде, еде, повседневных поведенческих стереотипах), изучения русского языка во всех его ипостасях; патриотизм, включающий культивирование национального чувства и преданность самодержавной монархии; борьба с галломанией и космополитизмом. Таковы были основные составляющие консерватизма в трактовке, данной Шишковым.

Щербатов, будучи человеком своего времени, представителем политической концепции «дворянской монархии», смог предвосхитить отдельные положения идеологии классического консерватизма и оказал влияние на формирование его русского течения через Н. М. Карамзина. Поэтому мы вправе утверждать: «законов отческих прилежныи блюститель» был не только традиционалистом, защитником дворянских привилегий, но и стоял у истоков российского консерватизма.

Логика деятельности Рунича в первой половине 20-х гг. XIX в. определялась идеологическими представлениями, вызревшими в масонских ложах, к которым он был близок. Так, он считал, что человечество скоро столкнется со «временем апокалипсических пророчеств», но, в отличие от Европы, у России есть будущее. Рунич объяснял это тем, что силы Европы «истощаются», а будущее России определяет «апокалипсическое откровение». Спасение России, по его мнению, заключалось в масонстве и «наружной религии» в их совокупности. Масонские ложи направляли людей к действительному христианству, учили понимать смысл обрядов, т. к. соблюдение обрядов бесполезно, если человек не понимает их смысла: «наружное богослужение то же что склянка самого целительнаго лекарства у постели больного; не раскупоренная, на которую он смотрит, но в себя не принимает и остается больным!». Дмитрий Павлович считал, что «вера во Христа и Евангелие» должны быть жизнью «живого человека, как движение всякого живого тела!»

Современное общество, по словам Рунича, находилось на последней стадии деградации, поскольку утратило религиозное чувство: «все осталось при одних обрядах, христианские откровения ослабели и вся сущность веры остановилась на понятиях, какие люди себе составили и на обрядах». Чтобы исправить сложившуюся ситуацию, необходимо было в первую очередь изменить систему преподавания. По его мнению, воспитание, во-первых, должно было базироваться на своеобразном симбиозе масонства и христианства: «в России, воспитание и образование народа должны быть – отеческими и чисто евангельскими, а не политическими! Здесь должны руководствовать: евангельская чистая вера и любовь к ближнему». Но при первоначальном обучении детей надо, прежде всего, преподавать, Закон Божий, «сосредоточенный в Катехизисах всех христианских исповеданий», в книгах Ветхого и Нового Завета. Только «выучивший его твердо наизусть сделается истинным христианином на всю жизнь», укрощая волю и ум и подчиняясь церковным обрядам. Во-вторых, нужно было изолировать юношество от любой информации об европейских странах и удалить преподавателей-иностранцев, которые «насмехались» над русскими обычаями и религией и внушали эти чувства своим воспитанникам. Этот комплекс идей, имеющий определенную масонскую окраску, служил руководством в деятельности Рунича на посту попечителя Петербургского учебного округа, на который он был назначен 7 мая 1821 г. Это назначение состоялось против его желания и не раз он просил у Голицына увольнения или «ограждения ответственности».

Страницы: 1 2


Другие публикации:

Типологизация политической культуры
Системному пониманию феномена политической культуры помогает ее типология, поскольку она помогает различить по содержательному основанию эмпирические политические культуры и определяет их иерархию по отношению к некой идеальной, «перфектн ...

Конституция
Сам термин «конституция» в науке употребляется в двух значениях. Первое из них, часто обозначается термином «реальная конституция»- это государственный строй, устойчивая модель государственной деятельности, определяемая тем или иным ценн ...

Сущность, категории и функции геополитики
Фундаментальное изменение политической карты мира, образование большого количества новых независимых государств, стремительное нарастание территориальных, социальных, экономических, демографических, экологических противоречий и неспособно ...