Проблема цивилизационной идентичности России после распада СССР
Страница 1

О России как особой цивилизации стали писать сравнительно недавно и явно под воздействием происшедших в ней перемен (распада СССР). Предпринятая с 90-х годов прошлого века попытка ее модернизации по образцу развитых стран, названная "вхождением в современную цивилизацию", заставила распространить на нее так называемый "цивилизационный подход", поставить вопрос об ее цивилизационной идентичности. При этом мнения полярно разделились: для одних Россия - часть западной цивилизации, для других - особая, отличная от нее цивилизация, для третьих - то и другое вместе. Подобное расхождение свидетельствует о том, что вопрос о цивилизационной идентичности России остается открытым, не имеет однозначного решения. Применительно к России этот вопрос традиционно решался либо посредством обращения к тому, что несет с собой европейская цивилизация (западники), либо к тому, что противостоит ей - равным образом как в России, так и в Европе (славянофилы). Но никто из них не считал Россию особой цивилизацией.

Не будучи ни первым, ни вторым Римом, Россия попыталась превзойти их в попытке создания третьего Рима, которая завершилась, однако, не возникновением новой цивилизации, а противоречивым сочетанием элементов византизма и европеизма, ставшим причиной ее глубокого внутреннего раскола. Россия и хочет попасть в Европу, и упорно сопротивляется этому, не будучи в состоянии сделать окончательный выбор. До сих пор непонятно, какое из этих желаний перевесит. Подобная амбивалентность характерна не для ставшей, а только становящейся цивилизации, которая находится еще в состоянии брожения, не отлилась в законченную форму, не застыла в своей определенности. Пожалуй, в этом и состоит главное отличие России от любой сложившейся цивилизации. Если Европа давно осознала себя цивилизацией, то Россия для ее образованной элиты всегда была не столько безоговорочно принимаемой реальностью, сколько "идеей", существующей более в голове, чем в действительности. Россия для них - не в настоящем, а в будущем, в замысле, в каком-то еще не реализованном проекте. В своем диалоге с Европой русские интеллектуалы постоянно апеллировали не к данным эмпирического опыта или доводам разума, а именно к "идее".

Сама по себе попытка русских философов сформулировать "русскую идею" говорит об их близости европейскому мышлению. Ведь только европейцы, начиная с греков, отличают себя от других народов не только по своей религиозной вере, но и по идее. Гуссерль, например, определял "духовный облик" Европы как "явленность философской идеи" [2, с.159], берущей начало у греков. В Древней Греции человек впервые вышел из-под власти мифа, осознав себя принадлежащим к царству "логоса" и, следовательно, к образующему это царство миру идей. Только благодаря своей принадлежности к этому миру греки, а за ними последующие поколения европейцев оказались способными вступать в диалог друг с другом. В царстве мифа такой диалог практически исключен. Верующие в миф, как правило, в диалог не вступают, им и без диалога все ясно.

Иное дело, что "русская идея", будучи также философской, не порывала связи с религией, строилась на принципах "цельного знания", органически сочетающего в себе веру и знание. Религиозное происхождение "русской идеи" не отрицалось ни одним из русских философов. В ней, как они считали, выражено то, что нельзя обнаружить на эмпирическом уровне, посредством изучения реальной истории России. Она заключает в себе то, что содержится в замысле Божьем о России. В этом смысл "идеи нации", как ее определял Владимир Соловьев: она " есть не то, что она сама думает о себе во времени, но то, что Бог думает о ней в вечности" [5, с.220]. Соловьев не сомневался, что Россия уже сложилась как мощное национально-государственное образование и в таком качестве не нуждается ни в какой идее. "Русская идея" в его интерпретации - отражение не существующей реальности, а стоящей перед Россией религиозной и нравственной задачи жить в соответствии не только со своим национальным интересом, но и с теми моральными заповедями и принципами, которые общи всему христианскому миру, образуют суть христианства. Она есть осознание Россией своей ответственности перед Богом, требующей от нее быть не только национальным, но и христианским государством. В таком виде русская идея не заключала в себе никакого национализма, не призывала к обособлению России от Европы, к ее изоляционизму. Наоборот, величие России она связывал с преодолением ею своего национального эгоизма во имя сплочения и спасения всех европейских народов на базе общехристианских ценностей.

Собственно, диалог России с Европой и был разговором о том, какой идеей должна руководствоваться нация, если хочет жить не только "по разуму", но и "по совести", сочетать в своем общественном бытии закон и порядок с моральными заповедями христианства. Если Европу вдохновляла идущая от первого Рима идея универсальной цивилизации, способной объединить народы мира системой "всеобщего законодательства" с ее равными для всех правами и обязанностями (ее потому и называют "римской идеей"), то "русская идея" предлагала положить в основу человеческого общежития принципы христианской морали. Заключенный в ней общественный идеал воспроизводил не гражданские структуры античной демократии, а изначальные формы христианской "духовной общины", связующей всех узами братской любви.

Страницы: 1 2 3


Другие публикации:

Смерть Запада и ее причины
Автор видит причину грядущей смерти Запада, то есть всей христианской цивилизации, прежде всего в самом западном обществе «изобилия». В 1960-е годы на смену золотому поколению «победителей» (победа над фашизмом) приходит поколение «бэби ...

Этапы формирования и развития региона Латинская Америка
Доколумбова Америка: В ходе длительного процесса исторической эволюции сформировались многочисленные индейские племена и народы, достигшие различного уровня общественного и культурного развития. Некоторые из них успели создать высокие ци ...

Социально ориентированная экономическая политика государства в условиях рыночных отношений
Сущность демократического социального правового государства обусловливает необходимость проведения сильной социальной политики и использования действенного механизма ее реализации в целях более полного удовлетворения жизненных потребносте ...