История теории групп интересов
Страница 1

Один из отцов-основателей США Джеймс Мэдисон рассматривал различные возможные проблемы в процессе управления, связанные с влиянием групп, которые он называл «фракциями». Д.Мэдисон придавал огромное значение вопросу согласования эгоистичных интересов фракций с всеобщим благом для американского народа. Он последовательно отстаивал принцип правления большинства (majority rule), но вкладывал в него свой смысл. Для Д.Мэдисона большинство, как и меньшинство, - всего лишь часть народа, его фракция. Справедливость же должна быть обеспечена народу в целом, а не только фракции большинства, которая, неизбежно располагая в условиях республики политической властью, всегда имеет возможность игнорировать права и интересы фракций меньшинства, лишать их собственности и свободы[1].

Фракционность, по Д.Мэдисону, - безусловное зло, поскольку возникающие коалиции граждан, объединённых общим интересом, стремятся осуществить этот интерес за счёт прав других граждан и в ущерб интересам общества в целом. «Особенно опасна фракционность, когда она приводит к расколу общества, к образованию политических партий - крупных политических группировок, противостоящих друг другу и открыто ведущих борьбу за власть. Именно тогда возникает угроза тирании, подчинения одной части общества другой».

Вместе с тем образование фракций, по Д.Мэдисону, - естественное в политической жизни явление. Деятельность, а значит, и группировка по интересам присущи самой человеческой природе, причём самым глубоким основанием образования фракций является неравномерное распределение собственности, которое всегда порождало и будет порождать различия во взглядах, группировать людей в классы, движимые различными стремлениями и интересами. «Всегда будут богатые и бедные, кредиторы и должники, земельный интерес, денежный интерес, торговый интерес, промышленный интерес. Эти классы опять-таки могут быть подразделены в зависимости от отрасли торговли и промышленного интереса ”. При этом “ регулирование этих разнообразных и часто пересекающихся интересов является главной задачей современного законодательства и подразумевает присутствие духа партийности и фракционности в необходимой и каждодневной деятельности правительства ”.

Исходная методологическая позиция Артура Бентли, который большинством политологов признается основателем теории групп интересов, заключается в том, что объектом исследования политолога должны быть не законодательные нормы и формальные моменты политической организации общества или те или иные политические идеи и программы, а действия людей, направленные на достижение своих политических целей. Согласно А. Бентли, политика состоит в том, что одни люди постоянно борются с другими за достижение своих интересов, причём эта борьба ведётся ими не в одиночку, а в группах, объединяющих их на основе общности интересов. Что же касается законов, законодательного процесса, различных политических программ и платформ, то они, с точки зрения политолога, представляют интерес лишь постольку, поскольку в них находит отражение эта групповая борьба интересов, поскольку они дают своеобразную ориентацию для групповых действий людей[2].

По мнению А.Бентли, сам процесс управления состоит именно в такой групповой борьбе, а законодательные акты лишь отражают это соотношение сил. Законодатель выступает в качестве арбитра, фиксирует победу одних групп и поражение других либо достижение компромиссного решения групповых противоречий. “ Голосование в законодательных органах по тому или иному вопросу, - пишет А.Бентли, - отражает лишь соотношение между борющимися группами в момент голосования. То, что называется государственной политикой, в действительности представляет собой достижение равновесия в групповой борьбе в данный конкретный момент . Нет ни одного закона, который не отражал бы такого соотношения сил, находящихся в состоянии напряжения ”. Политическую власть, согласно А. Бентли, можно измерять лишь категорией силы, и нет такого политического процесса, который не означал бы балансирования разных групповых сил. В конечном итоге, по его мнению, в каждом конкретном случае политическое решение означает достижение равновесия: победитель пожинает лавры победы, а побеждённый признаёт своё поражение и, по крайней мере на время, успокаивается, подчиняясь этому решению. Однако, за побеждёнными сохраняется право перегруппировать свои силы и в будущем, обеспечив преимущество в силе, добиваться принятия политических решений в свою пользу.

Страницы: 1 2


Другие публикации:

Детерминанты политического поведения: синергетический аспект
Проблема выявления мотиваций и детерминант политического поведения индивидов серьезно интересуют как самих политиков, так и представителей политической науки. В то же время попытки выделить их и научно обосновать позволили лишь сформирова ...

Демократический режим
Модное слово "демократия" используется ныне в самых разнообразных контекстах. Но о политических процессах и их результатах нельзя судить по тому хорошему названию (или самоназванию) или по тому плохому ярлыку, которым их наделяю ...

Партийная система 90-х годов XX века.
Победа на парламентских выборах в 1997 г. вывела партию из затяжного кризиса. Возникнув, как массовая партия рабочего класса, авангард тред-юнионистского движения, ЛПВ стала заложницей последующих изменений в социальной структуре своего э ...