Терроризм в России и его история
Страница 1

Политические публикации » Терроризм в России » Терроризм в России и его история

В 1850-х в эмиграции начал формироваться круг теоретиков революционного насилия – Бакунин, Лавров, Ткачев, Степняк-Кравчинский. Осмысливая опыт Великой французской революции, европейских революций 1848, Парижской коммуны, опыт конспиративной организации «Молодая Италия», вдохновляясь подвигами Гарибальди, теоретики будущей революции нащупывают эффективные организационные и тактические формы насильственного изменения общественного строя в России.

За словами последовали действия. Член группы Ишутина Д. Каракозов в 1866 совершает неудавшееся покушение на Александра II. В 1887 в Париже на жизнь царя покушается польский эмигрант А. Березовский. В 1879 в России возникла террористическая организация «Народная воля». В 1879 народовольцы вынесли «смертный приговор» Александру II. Было сделано восемь покушений. Последнее – 1 марта 1881 завершилось убийством царя. За этим последовал ультиматум наследнику с требованиями глубоких политических преобразований. Однако «народные массы» не оправдали надежд террористов: вместо долгожданной революции начались еврейские погромы. Вскоре организация была разгромлена.

Отличительной особенностью дореволюционного российского терроризма было благожелательное отношение к террористам образованного общества, как к любой инновации в любой исторический период. Крестьянство в силу своей необразованности было далеко от этой темы или относилось к бомбистам негативно. Люди, которые по моральным или политическим причинам отрицали методы террора, находились в меньшинстве. В силу негативных оценок российской государственной деятельности, в террористах видели подвижников идеи, жертвующих своей жизнью во имя высоких целей.

Самым ярким проявлением этих общественных настроений был оправдательный вердикт суда присяжных по делу Веры Засулич, совершившей покушение на жизнь петербургского градоначальника Ф. Трепова. Речь защиты завершалась словами «Да, она может выйти отсюда осужденной, но не выйдет опозоренной…»[6]. Достаточно значительная часть образованного общества восхищалась террористами.

Как считает историк О.В. Будницкий, «возникновение терроризма в России не было чем-то уникальным в тогдашней Европе; террористические идеи развивались в работах германских (К. Гейнцен, И. Мост), итальянских, французских революционеров (преимущественно анархистов). Однако, генезис террористических идей в российском освободительном движении носил достаточно самобытный характер, а размах, организация и успех террористической борьбы русских революционеров сделали их образцом для террористов во многих уголках земного шара. Так, в Индии в начале века терроризм называли «русским способом». Говоря о влиянии борьбы русских террористов на мировой революционный процесс, мы имеем в виду революционеров – «политиков»; в случае с анархистским террором процесс был скорее обратным».[7]

Терроризм оказался в России весьма живучим; каждое из «последовательных поколений» русских революционеров обращалось вновь к этому оружию, причем интенсивность и размах террористической борьбы оказывались с каждым разом все масштабнее. И это несмотря на катастрофические временами последствия террористических актов для революционного движения, как это было после покушения Каракозова или после величайшего достижения террористов, цареубийства 1 марта 1881 года, повлекшего за собой разгром «Народной воли» и потери революционерами определенного статуса уважения в обществе.

Скорее всего, объяснение этому следует искать не только (точнее, не столько) в социально-политических обстоятельствах, сколько в идеологии и, в значительной степени, психологии, определенной части русских революционеров.

Революционер-народник Морозов Н.А. В революционном листке «Земли и воли» заявил, что «политическое убийство – это прежде всего акт мести» и «единственное средство самозащиты при настоящих условиях и один из лучших агитационных приемов». По его словам, политическое убийство, «нанося удар в самый центр правительственной организации… со страшной силой заставляет содрогаться всю систему. Как электрическим током, мгновенно разносится этот удар по всему государству и производит неурядицу во всех его функциях».

Конспирация, по его мнению, являлась гарантом сохранности и неуязвимости террористов от государственной машины: «Неизвестно, откуда явилась карающая рука и, совершив казнь, исчезла туда же, откуда пришла – в никому неведомую область»[8].

«Террористическая революция», по мнению Морозова, представляет собой, в отличие от революции массовой, «где народ убивает своих собственных детей», самую справедливую форму борьбы. «Она казнит только тех, кто действительно виновен в совершившемся зле». «Не бойтесь царей, не бойтесь деспотических правителей, – говорит она человечеству, – потому что все они бессильны и беспомощны против тайного, внезапного убийства!» Морозов предсказывал, что рекомендуемый им метод борьбы, в силу своего удобства, станет традиционным, равно как и возникновение в России целого ряда «самостоятельных террористических обществ»[9].

Страницы: 1 2 3 4


Другие публикации:

Роль социалистической идеологии в политической истории Беларуси
С коммунистической идеологией Беларусь прожила почти весь двадцатый век. Все события всемирно-исторического значения - освобождение Европы от фашизма, распад колониальной системы империализма и образование независимых государств в Азии, А ...

Президентская республика
Отличительный признак президентской республики состоит в том, что в ней президент выступает и главой государства, и главой правительства. Он руководит внутренней и внешней политикой и является верховным главнокомандующим вооруженных сил. ...

Законодательная власть
По конституции, единственным законодательным органом Японии является парламент. Он состоит из двух палат: палаты представителей (500 депутатов) и палаты советников (252 депутата). Выборы в обе палаты - прямые, право голоса имеют все гражд ...