Доминанта научного поиска: зачем России Европа?
Страница 1

Политические публикации » Геополитика России - направление - Европа, Германия » Доминанта научного поиска: зачем России Европа?

На наш взгляд, представляется маловероятным «плавное принятие» России европейских ценностей в силу значительных культурных различий европейского и евразийского геополитических пространств.

Интересно, что распространённые в российском восприятии образы Европы довольно чётко дифференцируются в зависимости от того, идёт ли речь о Западе как таковом либо же о той или иной конкретной западноевропейской стране. В принципе Запад - категория для нашего восприятия a priori отрицательная (исключая специфическое сообщество русских либералов-западников), связанная то ли с чужим цивилизационным влиянием, то ли с вражеской военной агрессией и геополитическим давлением, то ли с бездуховностью общества потребления - все эти оценки изначально укоренены в сакральной географии. А вот образ той или иной конкретной западноевропейской страны, наоборот, воспринимается российским сознанием чаще a priori положительно:

подчёркиваются общие с русской культурные черты, созвучие исторических судеб, отличие такой страны от остального Запада.

Например, преимущественно положительно понимается Германия:оказывается, что для российского восприятия она не совсем Европа, что германское влияние выстроило послепетровскую российскую государственность, предопределило всю русскую и другие славянские культуры.

Аналогично воспринимается и Франция, эталон Европы:оказывается, что по всем характеристикам она очень близка к Российской империи, что недаром российское дворянство разговаривало по-французски, что французской геополитической доминантой является именно континентализм. Оказывается, что Франция - это не только страна Просвещения и революции 1789 года, но и страна Паскаля, Жозефа де Местра и Рене Генона, а Бельгия - Метерлинка и Жана Тириара с его трансконтинентальным фантастическим суперпроектом «Большой Европы» от Дублина до Владивостока.

Испанию, оказывается, с Россией объединяет давнее влияние азиатской культуры, откуда и почти симметричное представления о евро-азиатском синтезе, а также доминирование экзистенциально насыщенных культурных реминисценций, вплоть до прямой параллели Гарсиа Лорка - Сергей Есенин.

Италия - это вообще духовная родина половины русской художественной богемы, страна Данте, Петрарки, Юлиуса Эволы. Считается, что итальянский национальный характер, принципиально отличный от немецкого или французского, более всего похож на русский.

Даже островная Англия, которая по всем признакам должна быть наиболее чуждой для России как изначальный генератор идеологии англосаксонского мессианизма и геополитики атлантизма, оказывается симпатичной и близкой российскому сознанию своим консерватизмом и уважением к традициям, в том числе к монархии; русские консерваторы XIX века (даже славянофилы!) едва не поголовно были «англоманами».

В начале ХХ века полемика западничества и славянофильства[6] была преодолена, и появилась плеяда мыслителей, сделавших идею русского европеизма - определяющей. Вспомним имена Милюкова, Бердяева, Степуна. Стоит вдуматься и в тот факт, что после 1917 года более 3-х миллионов наших соотечественников покинули Россию и обосновались в Европе, став не только теоретически, но и фактически русскими европейцами. Ибо отстаивали они принцип свободной христианской личности, принцип, который и есть то средоточие духовного родства сформированной христианством Западной Европы и прорывавшейся к духовной свободе России, потерпевшей крах на взлете.

В своем выступлении «Миссия русской эмиграции» (Париж, 16 февраля 1924) Иван Бунин сформулировал кредо возникшей русской диаспоры: «Нас, рассеянных по миру, около трех миллионов. < .> Но численность наша еще далеко не все. Есть еще нечто, что присваивает нам некое назначение. Ибо это нечто заключается в том, что поистине мы некий грозный знак миру и посильные борцы за вечные, божественные основы человеческого существования, ныне не только в России, но и всюду пошатнувшиеся. < .> В чем наша миссия, чьи мы делегаты? От чьего имени дано нам действовать и представительствовать? Поистине, действовали мы, несмотря на все наши человеческие падения и слабости, от имени нашего Божеского образа и подобия. И еще - от имени России: не той, что предала Христа за тридцать сребренников, за разрешение на грабеж и убийство, и погрязла в мерзости всяческих злодеяний и всяческой нравственной проказы, а России другой, подъяремной, страждущей».[7]

Страницы: 1 2 3


Другие публикации:

Социальные функции и виды выборов
Политические выборы – это не только непосредственное голосование, но и широкий комплекс мероприятий и процедур относительно формирования управленческих органов в государстве. Главными среди них являются: · Назначение выборов и определени ...

Гватемальская революция 1944-1954 гг. и "холодная война в Цетральной Америке"
Гватемала маленькая центральноамериканская страна с населением 4 миллиона жителей, половина из которого индейцы. К концу 40-х годов промышленность страны была практически неразвита. К 50-му году в ВВП Гватемалы, на долю промышленности (вм ...

Развитие политической мысли в России
По целому ряду объективных причин Россия позднее других государств вышла на историческую арену. Влиятельным субъектом европейской политики она стала лишь в XVIII веке. Этому предшествовали несколько веков внутреннего созревания, важных со ...