Происхождение власти
Страница 2

Большую роль в развитии учения о власти сыграл Ш. Монтескье (1685 - 1775 гг.). В его книге «О духе законов» была сформулирована идея разделения властей, развиваемая в теорию, обосновывающую принципы законности, политической свободы и придания роли праву истинного регулятора взаимоотношений между государством и гражданами.

Своеобразие в анализе проблемы власти обнаруживается И. Канта, И. Фихте, Г. Гегеля, русских мыслителей А. Герцена, Н. Чернышевского, В. Соловьёва, Н. Бердяева и др.

Кроме того, уже в раннюю эпоху истории политической мысли была замечена и обратная сторона феномена власти. Аристотель, а позднее и Монтескье, указывал на опасность злоупотребления властью лиц, ею наделённых, использования ими властных возможностей для своей частной пользы, а не для общего блага.

Современные концепции власти можно классифицировать по ряду оснований. Прежде всего, концептуальные подходы к интерпретации политической власти, с известной долей условности и относительности, можно разделить при самом общем логико-гносеологическом анализе на два больших класса:

атрибутивно-субстанциональные, трактующие власть как атрибут, субстанциональное свойство субъекта, а то и просто как самодостаточный «предмет» или «вещь»;

реляционные, описывающие власть как социальное отношение или взаимодействие на элементарном и на сложном коммуникативном уровнях.

Атрибутивно-субстанциальные подходы к осмыслению власти, в свою очередь, можно подразделить на:

потенциально-волевые

инструментально-силовые и

структурно-функциональные.

Потенциально-волевые концепции исходят из определения власти как способности или возможности навязывания воли каким-либо политическим субъектом. Такой подход был особенно влиятелен в традиции немецкой политической мысли. Гегель и Маркс, Фихте и Шопенгауэр, Ницше и Вебер использовали понятия «волевого свойства» или «волевой способности» в самых разных, порой даже когнитивно полярных определениях власти. По классическому определению Вебера, власть представляет собой «любую возможность проводить внутри данных общественных отношений собственную волю, даже вопреки сопротивлению, вне зависимости от того, на чём такая возможность основывается». Строго говоря, такое определение власти при желании можно интерпретировать и как «волевое отношение», но акценты у Вебера, также как и у Гегеля или у Маркса, всё же смещаются на трактовку её как некоего потенциала политического субъекта, обладающего особыми субстанциональными качествами носителя власти.

Во многих волевых определениях и подходах к власти ставится вопрос о средствах её реализации и способах «распредмечивания». Одним из первых, кто определили власть как «силовое распредмечивание», а также обнаружил её важнейший признак в контроле над ресурсами, был в 30-е годы американский политолог Ч. Мерриэм. Это позволяет выделить специфическую инструментально-силовую концепцию власти, связанную прежде всего с англо-американской традицией. Уже в «Левиафане» Гоббса власть, которой обладает суверен, описывается не только как некий абстрактный потенциал, сколько как реальное средство принуждения, форма силового воздействия. Трактовки феномена власти как реальной силы (т.е. средства реализации воли) придерживаются и сторонники «силовой модели» власти англо-американской школы «политического реализма», которые и во внутренней (Д. Кэтлин), и в международной (Г. Моргентау) политике определяют власть как силовое воздействие политического субъекта, контролирующего определённые ресурсы и при необходимости использующего даже прямое насилие.

И, наконец, в современной политической теории разработаны системная и структурно-функциональная концепции власти, связанные, прежде всего, с работами Т. Парсона, Д. Итона, Г. Алмонда, М. Крозье и др. По Парсону, власть скорее всего представляет собой особенное интегративное свойство социальной системы, имеющее целью поддержание её целостности, координацию общих коллективных целей с интересами отдельных элементов, а также обеспечивающее функциональную взаимозависимость подсистем общества на основе консенсуса граждан и легитимизации лидерства.

С атрибутивно-субстанциональными концепциями власти тесно соседствуют реляционные, трактующие власть при помощи категории «социальных отношений». Надо сказать, что эти подходы достаточно тесно переплетаются между собой, как, например, в бихевиоризме. Поведенческий (бихевиористский)подход редуцирует всё многообразие властного общения к элементарным отношениям между поведениями двух индивидов-акторов и соответствующим влияниям одного на другое. Бихевиористы Г. Лассуэл и А. Каплан определяют власть в качестве отношения двух акторов следующим образом: «А имеет власть над В в отношении ценностей К, если А участвует в принятии решений, влияющих на политику В, связанную с ценностями К». Таким образом, власть становится отношением двух поведений и влияний, при котором одна сторона навязывает своё решение другой.

Страницы: 1 2 3


Другие публикации:

БСДГ-БСДП (НГ)
Особенность партий социал-демократического направления в Беларуси состояла в том, что процесс их создания проходил вне рамок КПБ—КПСС. Это давало основание официальной партийной пропаганде причислять их к партиям правого фланга политическ ...

История возникновения национализма. Понятие национализма и его истоки
Охватить определения национализма невозможно, да и не нужно, так как по существу они повторяют друг друга. Но можно выделить две группы, различающиеся по своему подходу: 1-ая делает упор на чувственно-эмоциональную сторону национализма, ...

Выводы
Невозможно однозначно определить само понятие «фашизм». Как явление – фашизм определил всю историческую реальность двадцатого столетия. Как политическое учение фашизм не исчерпал себя до сих пор и благополучно здравствует в виде различног ...