Социально-эстетические воззрения К. Н. Леонтьева в начале 60-х гг. ХIХ века
Страница 1

Политические публикации » Современный консерватизм » Социально-эстетические воззрения К. Н. Леонтьева в начале 60-х гг. ХIХ века

В первое пореформенное десятилетие на взгляды Леонтьева сильно повлияли воззрения английского философа Дж. Ст. Милля.

Известно, что начало 1860-х годов было временем второго «умственного перелома» в жизни Леонтьева, временем, когда он стал консерватором. В этот период бурно развивалось его эстетическое миросозерцание, окрашенное в контрастно-романтические тона и выходившее далеко за рамки общепринятой и повсеместно проповедуемой морали. www.transportsense.ru

Именно тогда он вывел собственную «формулу» красоты, которую не изменял уже до конца жизни: «Красота есть единство в разнообразии». Впервые она появляется на страницах романа «В своем краю», начатого в 1858-м и завершенного к ноябрю 1863 года. Подобно роману Чернышевского «Что делать?», законченному в том же году, он являлся литературно-художественным выражением всего спектра этических, эстетических, и, в конечном итоге, общественно-политических воззрений своего автора. Данное произведение, по замыслу Леонтьева, должно было выполнять ту же роль, которую сыграло произведение выдающегося революционного демократа: роль пропагандиста и агитатора, «наставника жизни».

Чем больше развивается человек, писал Леонтьев в своем «программном» романе, тем больше он верит в прекрасное и тем меньше – в полезное. Прекрасное было для него важнее полезного, «широкое развитие» – важнее счастья, «народность», т.е. национально-культурное своеобразие, нужнее демократии и гуманности – особенно в России, которая, как с начала 60-х годов считал Константин Леонтьев, не должна быть похожей на страны Запада.

Для него понятие прекрасного, красоты было тесно связано с понятием силы. Если какое-нибудь явление сильно, то оно и «прекрасно в своем роде», писал Леонтьев, поэтому всеобщей бесцветности, которую, по его мнению, нес с собою буржуазный прогресс, он предпочитал войну, «поэтические суеверия и доблестные предрассудки», считал, что велика лишь та нация, в которой «добро и зло велико», а великими стали лишь те эпохи, в которые существовала свобода творить и то, и другое. Эта его мысль перекликается с идеей Дж. Ст. Милля, считавшего, что в памяти потомства прославились такие века, в которые людям предоставлялась свобода вести особый образ жизни по собственному своему выбору.

Нетрудно заметить, что эстетика Леонтьева начала 60-х во многих отношениях являлась натуралистической, а в целом его мировоззрение данного периода можно определить как «эстетический натурализм» или «натуралистический эстетизм». Характеристика «эстетический натурализм» более всего подходит именно ко взглядам мыслителя начала и 60-х годов XIX столетия в целом, поскольку в это время они еще не содержали мощного православно-аскетического компонента, появившегося в воззрениях Леонтьева в следующем десятилетии.

Эстетико-натуралистическими являлись и представления мыслителя о человеке и обществе. Эстетико-натуралистический подход к комплексу социально-антропологических и социально-исторических вопросов сделал его персоналистом. И хотя персонализм был вполне логичен и закономерен для тогдашнего мировидения Леонтьева, заметно, что его персоналистские воззрения складывались под влиянием соответствующих идей Дж. Ст. Милля и Герцена.

Это тем более вероятно, что их собственные индивидуалистическо-персоналистские взгляды отражены в очерке «О свободе» первого и в книге «С того берега» второго, которые на рубеже 50-х – 60-х годов оказали сильное воздействие на Леонтьева.

Таким образом, в период перехода к консерватизму выдающаяся личность представлялась Леонтьеву, как впоследствии и Ф. Ницше, «солью земли», сутью и смыслом всемирной истории, персонификацией, воплощением исторического процесса как такового. Отсутствие великих личностей, «достойных», был для мыслителя непереносимо, причем особенно непереносимо, по нашему мнению, именно в 60-е годы, когда, не будучи еще человеком оцерковленным, он должен был особенно остро ощущать утрату историей личностного начала, тосковать по настоящему, подлинному ее субъекту.

Леонтьев полагал, что для формирования великих людей нужны широкий досуг, роскошь и, в то же время, «разнообразие представлений», рождаемое неравноправным общественным строем. Только при таких условиях могли, по его мнению, являться Байроны и Шекспиры, Цезари и Потемкины. Эти высказывания мыслителя в значительной мере созвучны идеям Герцена, содержащимся в произведении «С того берега». Существование обществ с неравноправными группами населения «дворянский революционер» считал исторической необходимостью: « .сословность не промах, а возраст», – писал он несколько позже.

Страницы: 1 2 3


Другие публикации:

Суды общей юрисдикции и арбитражные суды.
Суды общей юрисдикции рассматривают в установленном порядке гражданские, административные, уголовные и иные дела. Систему федеральных судов общей юрисдикции составляют Верховный Суд РФ, суды среднего звена (верховные суды республик, краев ...

Такая же «цветная революция»?
«Революцию тюльпанов» принято ставить в один ряд с другими «цветными революциями» – с «революцией роз» в Грузии и «оранжевой революцией» на Украине. И действительно, между событиями в Грузии и Украине и «революцией тюльпанов», на первый в ...

Этатизм в политической мысли Древней Греции и Рима
С откровенной апологией антидемократических, реакционных государственных форм выступает зачинатель идеализма в философии Платон (427-347 до н.э.). Политическая программа Платона изложена им преимущественно в двух пространных трактатах-диа ...