Политическая культура.
Страница 2

Проблема заключается в том, что своих собственных традиций и технологий коммуникационного договора, адаптированных к новой парадигме развития, новым условиям и установкам, в управленческих, элитных, властных кругах еще не было выработано. За 15 постсоветских лет стали рушиться уже привычные, выработанные и адаптированные к местным, ментальным, традиционным и новым советским условиям коммуникационные традиции, имеющие свои особенности и каналы, такие как кланово-корпоративные, партийно-номенклатурные, профессионально-профильные и иные. Как правило, они выражались в закрытых, внутренних, «закулисных» формах. Так принимались и самые важные в стране решения, так решались и несложные коллективные вопросы, прикрытые формальной атрибутикой, например, - «почти единогласным голосованием». Принятие общего, псевдодемократического решения проходило кулуарно, в форматах закрытого типа.

Сегодня, когда официальной идеологией провозглашена свобода, гласность, демократия, но полностью отсутствуют традиции или механизмы принятия решений новопринятого образца, происходит закономерный сбой в коммуникации. Вернее, в той ее части, когда обществу необходимо принять серьезное, порой ключевое политическое решение.

События марта 2005 года и последующая «революционность» внесли еще большую сумятицу в процесс принятия решений. Подобная коммуникационная проблема стала «камнем преткновения» в невозможности не только договориться, но и, собственно, вообще взаимодействовать между элитными группами - между властью и оппозицией, часто между самими ветвями власти, между отдельными политиками и чиновниками по ключевым направлениям.

Можно констатировать, что пока в стране, и в том числе на уровне элит, не достигнуты и даже нет попыток выработать особые правила игры, культуры взаимодействия и договора, которая, в свою очередь, охватывает все стороны жизни социума - и управленческую, и политическую, и социальную, и экономическую, и - что не менее важно – идеологическую и идентификационную.

Более того, наблюдается процесс отторжения новых технологий коммуникаций и управления политической элитой – все больше проявляется тенденция к консервации. Что негативно сказывается на стабильности общества, как системы в целом, которое достигается способностью элит достигать консенсуса, касающегося принципов политической деятельности и взаимоотношений, а также поддержки существующих или создающихся политических институтов. В условиях социально-политической нестабильности внутри самого переходного общества Киргизии отсутствие коммуникации внутри элиты может вызвать очередной кризис из которого страна может и не выйти.

Если говорить о кадрах, формирующих нынешнюю элиту, то это унаследованная от акаевского режима система подбора и расстановки людей на должности ущемляет не только права и возможности представителей национальных меньшинств, но и собственно самих кыргызов. Например, «нужны ли в Кыргызстане для государственной службы люди, окончившие, скажем, Гарвардский университет? Если нет поддержки «сверху», то нет. Кадры подбираются исходя не из нужд государства, а из собственных нужд - по личной преданности или по «коррупционной бухгалтерии».

Что касается путей и механизмов удержания власти, используемых нынешней элитой, то они недемократичны и мало чем отличаются от механизмов используемых во времена А.Акаева. Самый легальный инструмент – это выборы. Но выборы и сейчас проводятся «по сталинской схеме - выигрывает не тот, кто голосует, а тот, кто считает».

Объективность, следование закону и справедливость в действиях органов государственной власти во время выборов отходят на второй план, поощряется полная лояльность целям и интересам правящего режима. За прошедшее время в сознании госчиновников всех уровней только укрепилось мнение, что выборы - это есть проверка их на надёжность правящему режиму. Масштабные кадровые перемены после выборов стали обычным явлением в действиях исполнительной власти. Поэтому чиновники легко пренебрегают законом, полномасштабно используют административный ресурс и по существу во время выборов занимаются преступной деятельностью.

Такое поведение госслужащих привело к моральной деградации всей управленческой вертикали и плачевному положению дел в исполнительной власти. За прошедшее после мартовской революции время в среде госуправленцев не появилось слоя людей, которые стремились бы следовать демократическим ценностям. В основной своей массе они представляют собой временщиков и приспособленцев к любым доминирующим политическим настроениям. Они готовы служить лидеру с любыми взглядами с тем, чтобы сохранить себя в нише государственной власти и иметь возможность реализовать свои личные корыстные интересы.

Парламент страны за прошедшее время не смог создать эффективную и продуманную правовую базу защиты не только чиновников, но и своих депутатов. Они также беззащитны ввиду отсутствия справедливой и честной судебной ветви власти. Главной причиной безответственности власти по отношению к законности является хроническая безнаказанность. Все громкие коррупционные скандалы по существу закончились ничем. В таких условиях честный чиновник чувствует себя беззащитным и обделенным, и отстоять свое право на справедливое на основе закона ведение государственных дел не имеет возможности.

Страницы: 1 2 3 4 5


Другие публикации:

ОДПБ—ГП—ОГП
История партии, которая сейчас называется Объединенной гражданской партией (ОГП) берет свое начало в ноябре 1990 г., когда состоялся учредительный съезд Объединенной демократической партии Беларуси. Поскольку основную роль в его подготовк ...

"Избирательная власть" в системе разделения властей.
Конституционная доктрина некоторых стран Латинской Америки выдвигает тезис о существовании наряду с традиционными "ветвями власти" также избирательной власти. "Под избирательной властью понимается право граждан, обладающих ...

У
Унитаризм - вид государственного образования (наряду с федерацией и конфедерацией), принцип государственного устройства, при котором центральная власть полностью со­средоточивает в своих руках все права и функции формально самостоятельны ...