Методы и функции геополитики
Страница 1

Для понимания методологических оснований любой когнитивной деятельности необходима интерпретация не на уровне методов, но на уровне смысла. Требуется поместить предмет исследования в некое более широкое исследовательское (когнитивное) поле, иначе говоря — в более широкий контекст, а также определить законы развития и границы выбранного контекста, рассматриваемого как содержательный. Можно сказать, что это — способ выявления или «замерения» уровня содержательности основных посылок предмета исследования. Наиболее интересны здесь степень, характер и специфические параметры этой содержательности.

Переходя к методологическим основаниям геополитики, попытаемся выделить главные из них. Таковых, как представляется, три.

Первое: географическое пространство само по себе способно быть активным элементом политической системы, важным фактором политического развития. В базисном методологическом понимании географического пространства «генетически» заложена возможность его продуктивной политизации. Собственно, в этом и заключается получаемая в итоге экономия политической или политологической мысли. Никакая конкретная политика немыслима вне ее определения в конкретном географическом пространстве. Невозможна она и без геопространственной самоидентификации.

Второе (как логическое продолжение первого): геополитика в своем концептуальном развитии опирается, прежде всего, на классическую географическую карту в том виде, в каком она сложилась в Европе Нового времени. Классическая геополитическая мысль настолько «привязана» к ней, что фактически представляет собой географическую карту, максимально упрощенную в политически-проектном смысле. Геополитические тексты часто играют роль картушей или рисунков и надписей на старинных картах — в тех их частях, где локализуются Terra Incognita либо белые пятна. Они являются когнитивным эквивалентом изображений фантастических людей, животных и растений, которыми уснащались многие карты Средневековья и начала Нового времени. Благодаря этому, геополитика способствует максимальному разрастанию и культивированию географических образов, да и сама, в методологическом отношении, может рассматриваться как особый политически ориентированный географический/картографический образ. Можно сказать, что она рационализирует неизвестное и неизведанное в политике с помощью картографической/геопространственной «релаксации».

Мы наблюдаем здесь реакцию европейского Нового времени на Великие географические открытия, выразившуюся в стремлении поместить образ вновь открываемого мира в уютный, знакомый и домашний образ Европы, т.е. своего рода «доместикацию» образа Нового мира.

Третье: геополитика есть проектная деятельность и моделирование простых по структуре географических образов, которые обычно служат базой для научной, политической, государственной и общественной деятельности. Она сознательно ориентируется на простейшие и общеизвестные когнитивные процедуры и операции, содержательно наполняя само понятие проекта. По сути, она осуществляет унификацию целенаправленной ментальной деятельности, вводя в нее наиболее естественные для данного общества образы земного пространства. Следует отметить, что значение данного методологического основания выходит за рамки собственно геополитики, ибо последняя берет на себя важнейшую функцию культуры: дистанцирование от объекта, создание и закрепление его образа.

С начала своего самостоятельного существования геополитика вырабатывала собственные категории и концепции. Важнейшей из них является понятие государства как живого организма: « .государство есть организм, — писал Ф. Ратцель, — в составе которого известная часть земной поверхности играет настолько существенную роль, что все свойства государства определяются свойствами народа и его территории». В свою очередь, концепция государства вытекает у Ратцеля из представления о единстве Земли как планеты, земной природы и человечества. Государство, по мнению ученого, есть как бы продолжение человеческого общества, оно обладает двумя главными функциями — ростом и развитием. Последнее, являясь экспансией против других, более слабых государственных организмов, вызывается жизненной энергией (одно из основных понятий Ратцеля) растущего государственного организма. Для описания этой экспансии Ратцель вводит понятие «жизненное пространство».

Из концепции ратцелевского государства К. Хаусхофер выводит категорию границы, трактуя это понятие очень широко. Это и линия раздела между государствами, и природный рубеж, разделяющий климатические зоны, и линия побережья, и разграничение этносов, конфессий, цивилизаций: «Любая полезная и стабильная граница — это не только политическая граница, но и граница многих жизненных явлений, и она сама по себе становится еще одной жизненной формой .». Акцентируя внимание на государственных границах, он делал упор на их разделяющую функцию. Современные геополитики более, лояльно и прагматично исследуют границы государств, например, московский геополитик В. А. Колосов отмечает, что «любая географическая граница выполняет контактные и барьерные функции, вопрос только в их соотношении». Кроме того, современные государственные границы обладают избирательной проницаемостью: для одних потоков (товаров, финансовых средств, категорий людей) они вполне прозрачны, для других — непроходимы.

Страницы: 1 2


Другие публикации:

Понятие о рекламе
Принято считать, что реклама — это, прежде всего, набор слов и графических образов, с помощью которых рекламист имеет целью воздействовать на потребителя. Однако из опыта хорошо известно, что адресованные человеку слова и образы автоматич ...

Политика и экономика как общественные явления
Общеизвестно, что политика и экономика являются фундаментами всей системы общественных связей. Рассмотрим сущность политики и экономики как общественных явлений. Н.П. Денисюк определяет политику как область отношений между различными об ...

Внешняя политика Турции в урегулировании ближневосточного кризиса
В 1991 г. статус Представительств Палестины и Израиля в Анкаре был повышен до уровня посольств. В 1992 г. было вновь открыто турецкое консульство в Иерусалиме, закрытое после 1980 г. Новый импульс, который получили турецко-израильские отн ...