Контрглобализм – будущее Хартленда
Страница 2

Но для того чтобы успешно реализовать этот проект, необходима политическая воля, желание поставить во главу угла государственные интересы, а не интересы либерально-демократического крыла политической элиты РФ, фактически продолжающей печально знаменитую козыревско-ельцинскую линию уступок Западу. Здесь должны объединить свои усилия все субъекты политической элиты России; речь, безусловно, идет о политиках-государственниках, представляющих все спектры политической системы общества. Проект очень велик и реализовывать его отдельной группе сторонников просто не под силу, поэтому для «поддержки контрглобалистского союза необходимо новое структурирование партийного пространства России, должна сформироваться новая массовая политическая партия, которая осознает будущее России как часть единого евразийского будущего».

Для создания евразийского будущего союза в противовес Атлантическому союзу, блоку НАТО есть все предпосылки: политические, военные, экономические, в том числе связи с бывшими союзными республиками, входящими в Таможенный союз, представляющий, по сути, Евразийский экономический союз. Кроме того, Иран и Ирак кровно заинтересованы прорвать блокаду США, отбросить отношение к ним как странам-изгоям. Далее, этот контрглобалистский союз должен взять за основу, а затем расширить рамки Договора о коллективной безопасности, подписанный пока большинством среднеазиатских республик и Россией. Расширенный вариант Договора (вплоть до договора о совместных военных действиях в случае нападения на одного из участников и создания единого командования) готовы подписать Иран и Ирак.

Есть и другая точка зрения на новое мироустройство. В XXI в. в качестве геополитического противовеса может выступить Китай. Для такого подхода есть много «за»: стремительный экономический рост КНР, огромная территория, не уступающая территории США, большой демографический потенциал, превосходящий более чем в 4 раза потенциал США, активная динамичная внешняя политика, мощные быстро модернизирующиеся вооруженные силы и т.п. Но Китай на практике балансирует между атлантизмом и евразийством. И эта политика, по-видимому, будет продолжаться и в первое десятилетие XXI в.

В научной литературе можно встретить еще одну точку зрения относительно судеб мира. Идея евразийского геополитического "треугольника" — России, Индии и Китая, выдвинутая Е.М. Примаковым в 1998 г., долгое время считалась утопической ввиду определенных противоречий между этими государствами, а также противодействия США таким начинаниям. Однако в период после 11 сентября 2001 г. и появления войск НАТО в Афганистане и Средней Азии усилилась геополитическая роль ранее чисто региональной "Шанхайской пятерки"; она преобразовалась в Шанхайскую организацию сотрудничества (ШОС). На правах наблюдателей началось присоединение к ней государств не только сопредельных России или Китаю (Монголия), но и не сопредельных им (Узбекистан или Индия, находящиеся по разные стороны Афганистана).

Теме сближения России, Китая и Индии в единый геополитический "треугольник" были посвящены семинары в Пекине и Дели, за которыми последовала трехсторонняя научная конференция в Москве 5-6 сентября 2001 г. Здесь - за неделю до 11 сентября - были обобщены пять важнейших предпосылок сближения трех крупнейших государств мира:

- ответственность за судьбы мирового развития;

- сходство задач внутреннего развития реформы с целью выхода на

современный цивилизационный уровень;

- необходимость противостоять угрозам этносепаратизма и религиозного экстремизма, подпитываемых извне;

- взаимопересекающиеся интересы региональной стабильности в Центральной Азии;

- высокий уровень двусторонних российско-китайских и российско- индийских отношений, что позволяет двусторонним связям стать прочной основой трехстороннего сотрудничества.

Сближение трех держав облегчается и участием их в смежных международных организациях: Россия - член СНГ, ЕврАзЭС и ШОС, Россия и Китай - члены АТЭС и ШОС, Китай -активный участник диалога АСЕАН + 3 (КНР, Япония, Южная Корея), Индия - член региональной Ассоциации сотрудничества Южной Азии (SAARC). По мнению китайской стороны, хотя три державы Азии существенно уступают государствам Запада в экономическом и военном плане, несомненны их совокупные геополитические, ресурсные и чисто военные преимущества. Три пары двусторонних отношений между ними являются прочной основой трехсторонних отношений. Трехстороннее сотрудничество великих держав Азии стимулируется сходством их жизненно важных интересов прежде всего именно в Центральной Азии. По этой самой причине, как отмечает индийский автор Г.П. Дешпанде, страны региона "медленно, но верно начинают играть все более заметную роль в международных делах".

Страницы: 1 2 3 4


Другие публикации:

Социальные функции и виды выборов
Политические выборы – это не только непосредственное голосование, но и широкий комплекс мероприятий и процедур относительно формирования управленческих органов в государстве. Главными среди них являются: · Назначение выборов и определени ...

Высший военный Маджлисуль Шура Объединённых сил моджахедов Кавказа
Высший военный Маджлисуль Шура Объединённых сил моджахедов Кавказа — военно-политическая террористическая организация, сформированная в начале 2001 года на базе террористической группы «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана». Была создана ...

Понятие терроризма и его основные признаки
Чтобы начать разговор о таком явлении как терроризм и о его предмете, определим область, относительно которой будет вестись речь. Терроризм как явление очень многогранно и занимает умы ученых и специалистов различных направлений – юристов ...