Современное состояние и перспективы политической психологии как области политологического знания
Страница 1

Политические публикации » Современное состояние и перспективы политической психологии как области политологического знания » Современное состояние и перспективы политической психологии как области политологического знания

Политическая психология — новая отрасль научного знания. Процесс ее становления еще не завершен, многие проблемы носят дискуссионный характер. В этом сложность ее изучения, но одновременно и преимущество, поскольку, как отмечал основатель экспериментальной психологии В. Вундт, «новые формы научного Исследования некоторое время должны бороться за свое существование; таким образом вновь возникающая дисциплина получает могущественный толчок к тому, чтобы обеспечить свое положение приобретениями в области фактов и точнее уяснить себе свои задачи путем разграничения с близкими к ней областями знания, причем она умеряет слишком далеко идущие притязания и точнее отграничивает притязания правомерные»[1].

Чтобы избежать методологических ошибок в освещении становления новой отрасли научного знания, следует руководствоваться основополагающим принципом, который требует последовательного рассмотрения ее генезиса, эволюции и современного состояния.

В 60-е — начале 70-х гг. XX в. политическая психология превращается в самостоятельное направление научных исследований под влиянием бихевиористов и «поведенческого движения» в США. В организационном плане большую роль в этом сыграли созданные Институт психиатрии и внешней политики (1970) и особенно Международное общество политических психологов (International Society of political Psychology— ISРР.1979), издающее свой журнал Роlitical Psychology. Сегодня это весьма авторитетное научное сообщество объединяет ученых многих государств со всех континентов с ежегодным проведением собраний своих членов, на которых рассматриваются наиболее актуальные теоретические и прикладные политико-психологические проблемы.

Первые итоги развития политической психологии были подведены в 1973 г., когда вышел в свет коллективный труд «Нandbook оf political psychology»[2] под редакцией крупного специалиста в области политических наук, социальной психологии и психопатологии Джин Кнутсон, которая является также одним из инициаторов создания ISРР. К основным обобщающим источникам по политической психологии относится также еще один коллективный фундаментальный труд «Political psychology»[3] (1986) под редакцией профессора одного из американских университетов Маргарет Херманн. Как полагают ведущие специалисты в этой области, именно с этого труда начинается международное признание политической психологии как самостоятельной науки. Наряду с описанием наиболее важных изменений, произошедших в политической психологии за 13 лет, в нем сформулированы основные принципы политической психологии, которые характеризуют и раскрывают специфику политико-психологических исследований.

В соответствии с этими принципами исследования политических психологов: должны быть сосредоточены на изучении взаимодействия политических и психологических феноменов;

должны раскрывать связь с наиболее важными актуальными социальными (в том числе глобальными) проблемами современности;

особо выделять социальное содержание (контекст) в анализируемых психологических явлениях;

выявлять причинно-следственные связи психологических воздействий на политическое поведение в их системном взаимодействии;

основываться на методологическом плюрализме, системных психологических описаниях, позволяющих учитывать многообразие точек зрения и многофакторность политики как социально-психологического феномена.

Сегодня общепризнанным является междисциплинарный статус политической психологии. Политическая психология становится все более популярной среди тех, кто говорит на языке политической науки, и среди тех, кто говорит на языке психологии, что является исключительно важным для построения теории и понимания природы эмпирической сферы исследований[4].

Представляется, что особая роль в политико-психологических исследованиях должна быть отведена методологии, поскольку, как справедливо подчеркивала М. Херманн, именно методологические различия между политической наукой и психологией способны выхолостить главное содержание политической психологии. Политическая психология, имея в качестве базисных политическую и психологическую науку, должна опираться и на другие науки. Как отмечает американский специалист в области политической психологии Д.Дж. Уинтер, исторический подход, например, можетзащитить психологию и политическую науку от присвоения себе «причинной уникальности», а классическая литература, благодаря своей интуиции и проницательности относительно человеческой натуры, понимания природы власти и насилия, проникновения в суть взаимоотношений людей и государств, может превосходить то, чего мы можем добиться средствами систематического анализа[5];

Страницы: 1 2 3


Другие публикации:

Система политических отношений России. «Время разбрасывать камни»
Внешняя политика является, пожалуй, самой яркой и одной из наиболее обсуждаемых составляющих курса, проводившегося в 2000–2008 годах, все признают, что за время правления второго российского президента международное положение страны качес ...

Заключение.
Итак, рассмотрев систему государственных органов, составляющих в совокупности государственную власть, и систему политической власти в целом, мы видим, что принцип разделения властей в российской конституционной практике претерпел существе ...

Обзор источников и литературы.
Большой массив источников представляет собой британская политическая литература по теме неоконсерватизма. Наибольшее значение имеют такие работы британских авторов как труд Бутлера и Стокса “Политические изменения Британии: эволюция элект ...